Навстречу своему страху

про страх

Как часто мы остаемся наедине со своими страхами?
Глубинными, с теми, которые поднимаются из самой бездны нашего подсознания, теми, которые мы усиленно, порой сами этого не осознавая, прячем от себя?

Сегодня не могла заснуть. Мое тело хотело спать, день был насыщенным, но голова была в смятении, характер которого я не могла понять. Что-то изнутри заставляло меня беспокоиться и крутиться в постели. Так я провела полчаса. Потом я забила на сон и приняла позу, которую хотело мое тело. Я села на пятки, грудь положила на бедра, поджала ноги под себя. В йоге эта поза называется «позой ребенка». Именно так я себя и чувствовала. Я начала раскручивать то, что я чувствую. Нахлынули воспоминания.

Зимнее ранее утро. Мама будит меня в школу. За окном еще темно. Я еще лежу в постели, мне лет 8-10, не помню точно. Слышу, как из кухни доносится звон чашек, кипит чайник, какая-то возня. Я еще не совсем проснулась, но уже понимаю, что надо вставать. И это ощущение неизбежности, что надо вставать и идти в школу и так каждое утро. И я чувствую, как каждое утро, просыпаясь, как песок в песочных часах, утекает время. Неизбежность. Неизбежность перед тем, что нужно идти в школу. Неизбежность перед тем, что моя мама состарится и я повзрослею. Я как будто чувствую бег времени, как будто некто сидит рядом и отсчитывает секунды. Я ощущаю это физически и меня захлестывает страх. И я ничего не могу сделать. Ни-че-го. Неизбежность.

В мыслях я возвращаюсь обратно. Я на кровати. В позе ребенка. И вот я очень повзрослела (мне за сорок), мама очень состарилась (ей под семьдесят). И все та же неизбежность, все тот же некто, отсчитывающий секунды, небрежно пощелкивая пальцами, сидит рядом. Я снова чувствую его присутствие. Мне страшно. Я чувствую себя песчинкой в его часах. И я снова ни-че-го не могу сделать. Мне хочется закричать:»Хватит! Остановись! Я хочу замереть и не меняться вместе с твоим отсчетом! Я не хочу, чтобы твой песок времени утекал у меня из-под пальцев!» Другая часть меня понимает, что погружаться туда не нужно. Я слишком маленькая, а оно слишком большое. Вечное.

Мысленно пытаюсь найти решение, как уйти от своего внутреннего крика. Взять книгу? Нет, не то! Написать об этом? Да, это вариант. Это и переключение и самотерапия в одном. Я, будто со стороны, начинаю описывать свои чувства. Успокаиваюсь и понимаю себя больше. Та часть личности, что испугалась, затихает.

Глубинный страх, как напоенное сонным зельем, чудовище, снова погружается в бездну и засыпает. Оно будет спать, и ни я, ни оно не знаем, как долго этот сон продлиться и каким будет новое пробуждение. Но, описывая его, я знаю теперь его лучше. Я не убежала, я посмотрела своему страху в лицо и рассказала себе и всем читающим о нем.

Я знаю, что такое бывает со многими. Наши экзистенциальные страхи всегда с нами. Это наше с вами искусство прячемся ли мы от них, часто не понимая, что с нами происходит, или поворачиваемся к ним лицом и начинаем их, а значит, и себя рассматривать. Страшно. Ведь, на самом деле, мы не знаем кого или что мы увидим, и как сможем с этим справится.

Как вариант, писать об этом! Не задумываясь об ошибках, стиле и о том, поймет ли вас кто-то. Делиться с кем-то, значит, говорить, в первую очередь, себе - я разный, такой в том числе. И это нормально.

Виктория Миссаль
Психолог, системный семейный терапевт